Размер шрифта:
Цветовая схема:
Закрыть
170100, Тверская область, г. Тверь, ул. Советская, 5
priemnaya@tvermuzeum.ru
Новости
30 июня

Кошелек Афанасия Никитина: заглянуть сквозь время
Московский ученый изучает финансы тверского купца

В конце мая в Твери состоялась XXI Всероссийская нумизматическая конференция, среди организаторов которой – Исторический музей, Эрмитаж и Тверской государственный объединенный музей.

Впервые Тверь стала местом проведения столь представительного форума ученых-нумизматов. Один из докладов конференции был посвящен нашему земляку, тверскому купцу Афанасию Никитину. Доклад «Кошелек Афанасия Никитина» сделал научный сотрудник Института востоковедения РАН Евгений Гончаров.

Мы попросили Евгения Юрьевича рассказать, что же он увидел в кошельке автора знаменитого «Хожения за три моря».

Евгений Гончаров сразу предупредил: он готов говорить об Афанасии Никитине только в рамках своих научных интересов, средневековой нумизматики. А в том, как была устроена экономика во второй половине XV века,
когда состоялось путешествие тверского купца в Индию, менее компетентен. Гончаров сделал цикл работ, посвященных изучению кошельков разных путешественников, например, Ибн-Батутты, известного арабского путешественника XIV века.

«Я изучаю путевые записки, где есть упоминания о денежных единицах, монетах, ценах на разные товары, это лежит в сфере моих научных изысканий», – подчеркивает ученый.

«Хожение за три моря» известно в трех списках, и Евгений Гончаров тщательно изучил все, чтобы понять финансовые обстоятельства тверского купца, отправившегося в Ширван (совр. Азербайджан), а вернувшегося из Индии…

Прежде всего – какие деньги Афанасий Никитин имел при себе в начале путешествия? Скорее всего, это были монеты тверской чеканки, хорошо известные историкам. В ту эпоху практически все крупные города, столицы
великих и удельных княжеств, чеканили свои монеты из серебра и меди, поэтому у Никитина теоретически могли быть московские денги (именно так, без мягкого знака) и серебряные слитки-гривны. Золотых денег в русских княжествах не чеканили, но там знали монеты из Западной Европы – английские, итальянские или венгерские. В Центральной России иногда находят и индийские золотые динары XIV в., и серебро из Золотой Орды.

Кстати, интересный факт. Поскольку тверские купцы знали, что такое золотые монеты, существовали и их подделки. Причем первую фальшивую золотую монету (медная основа, покрытая золотой фольгой с тиснением )
нашли на территории Тверской области, в Старице! Однако не факт, что тверские купцы имели при себе золотые монеты, отправляясь в торговую экспедицию. Вот на обратном пути, продав товар с выгодой, они могли
«конвертировать» доход в золотые монеты. К слову, и сам Афанасий Никитин упоминает, что по дороге домой ему пришлось заплатить два золотых за провоз на корабле в Каффу (совр. Феодосия).

Афанасий Никитин проделал долгий путь, передвигаясь по территории нескольких государств, где существовали собственные монеты. Евгений Гончаров признался, что больше всего при чтении «Хожения за три
моря» его как специалиста по средневековой нумизматике поражало, как у тверского купца все умещалось в голове: деньги разных номиналов, монеты из разных металлов, разного веса, разные названия (причем похожие
друг на друга деньги в разных странах могли называться по-разному). И Никитин все это держал в уме, пересчитывая чужие деньги на понятные ему тверские денги, алтыны и рубли. Если бы Афанасий Никитин жил в наше время, он мог бы быть успешным валютным брокером!

Впрочем, о своих финансовых обстоятельствах тверской купец сообщал крайне скупо.

«Он ведь был купец, человек торговый, то есть хитрый, себе на уме», – говорит Евгений Гончаров.

Соответственно, мы не можем доподлинно знать, сколько денег он при себе имел и как их тратил: как у всякого человека с коммерческой жилкой, один пишем, два в уме. В качестве примера он приводит историю с конем,
которого Афанасий Никитин купил в Иране, чтобы продать его с выгодой в Индии. В разных списках «Хожения» эта коммерческая операция описывается по-разному. В одном сообщается, что Никитин купил коня «за 100 рублей», но что это были за рубли, неизвестно. В другом есть упоминание, что конь обошелся ему в 68 золотых футунов, но что имеется в виду – цена коня или расходы на его содержание, тоже загадка. Зато в связи с конем тверской купец упоминает цены на финики, которыми на юге Ирана кормили домашних животных!

История путешествия Никитина крайне интересна для нумизмата, для историка, — считает Евгений Гончаров. – Как и вообще вся тверская нумизматика представляет огромный интерес: ведь свои деньги в ту эпоху чеканили и в Твери, и в Кашине, и даже в небольшой Городне. Здесь еще много есть чего изучать. Сам ученый сейчас готовит к публикации статью о своих открытиях в теме «Кошелек Афанасия Никитина».

А мы же добавим, что Афанасий Никитин отправился в путешествие с коммерческой целью, чтобы разведать возможные торговые пути, какие товары пользуются спросом в Индии, и вслед за ним в Индию отправились и другие купцы – московские, тверские, нижегородские…

А современник тверского купца, Христофор Колумб, отправился на корабле искать торговый путь в Индию и в итоге, как мы знаем, открыл Америку. Афанасий Никитин и Христофор Колумб шли разными путями, но действовали в общем «тренде» – открытия новых рынков, торговых путей и, как следствие, новых неисследованных земель. Этим они и вошли в историю. 

Справка: Афанасий Никитин родился в 1433 году в Твери в семье крестьянина. В молодые годы он выбился в купцы и много ездил по свету по торговым делам. В одном из путешествий он был ограблен астраханскими татарами в устье Волги и не захотел с пустыми руками возвращаться в родные края, где у него были долги. Тверской купец решился пробраться в Индию с дорогим жеребцом, которого он надеялся выгодно продать и, купив нужных на Руси товаров, вернуться домой. Однако он ошибся в расчете: «Налгали мне псы басурмане, наговорили, что всякого нашего товара там много, а вышло, что нет ничего на нашу землю, все товар белый на бусурманскую землю, перец да краски — это дешево, но зато пошлины большие да на море разбойников много». Наконец Никитин решил возвращаться в родную Тверь и выбрал путь через Персию и Трапезунд к Черному морю и далее в богатую Каффу (Феодосию). «Море перешли, да занесло нас к Балаклаве, и оттуда пошли в Гурзуф, и стояли мы там пять дней. Божьей милостью пришел я в Кафу за девять дней до Филиппова поста. Милостью Божьей прошел я три моря». В ожидании пути домой Афанасий Никитин провел в Каффе больше четырех месяцев: позднюю осень, зиму и начало весны 1475 года. Однако до дома он так и не добрался, а умер в дороге под Смоленском осенью того же года при невыясненных обстоятельствах. Его путевые записки, получившие название «Хождение за три моря », стали ценнейшим историческим документом. 

Владислав ТОЛСТОВ